11:47 

История в стихах

Лет 50 назад в журнале " Юность" была напечатана поэма Р.Рождественского "Письмо в 30 век".
Поскольку я очень люблю поэзию, именно поэзию , а не стихоизощрения сегодняшних новаторов , я выучила всю поэму наизусть .тогда было трудно купить хорошие книги. И вот теперь хочу. занести в свой дневник несколько особенно характерных глав из этой поэмы (вдруг забуду, а в нынешних изданиях не нахожу эту вещь, видимо, не угодна нынешним идеологам).

"Письмо в 30 век"

Эй, живущие в трехтысячном,
Удивительные умы,
Археологи ваши отыщут,
Где мы жили, что строили мы.
Археологи ваши осмотрят
Все до мелочи, все подряд,
Желтоватую ржавчину смоют,
Ретушь слабенькую удалят,
Пыль сметут движением нежным,
И откроются до конца
Очень древние, окаменевшие
Наши песенные сердца,
Те, которые отгорели
На бессмертных кострах правоты,
Разорвавшиеся от болезней,
Не стерпевшие клеветы,
Натрудившиеся, двужильные,
Задохнувшиеся в скоростях...

Я хочу рассказать, как жили мы.

В трехтысячном в дебрях большого музейного здания
Вы детям о нашем столетье рассказывать станете,
О наших привычках, о наших ошибках, о наших
Сердцах пропыленных, ни разу покоя не знавших.
О том, что мы жили непросто, и долг свой исполнили.
Послушайте, все ли вы вспомните, так ли вы вспомните?

Ведь если сегодняшний день вам представить охота,
Поймите, что значат четыре взорвавшихся года,
Четыре зимы и четыре задымленных лета,
Где жмых вместо хлеба, белесый пожар вместо света.
И сумрачный голос по радио: "Нами оставлен...."
Представите?
А как это выглядит - тонкий листок похоронной,
Тяжёлый, как оторопь вечным морозом по коже.
Мы разными были, а вот умирали похоже.

Прислушайтесь, добрые люди тридцатого века, -
Над нашей планетою послевоенные ветры.
Уже зацветают огнём опаленные степи.
Вы знаете, как это страшно - голодные дети?
А что это значит - дожди навалились некстати?
Представите?
А как это выглядит - ватник, пошитый по моде?
Поймете?
А после, не сразу, не вдруг, и не сами собою
Восходили хлеба на полях отгремевшего боя.
Плотины на реках крутые хребты поднимали.
Улыбки детей к Мавзолею несли Первомаи.
И все это было привычно, прекрасно и трудно.
И вот наступило однажды весеннее утро.
Был парень, одетый в скафандр и ракета на старте.
Представите?
А как он смеялся в своём невесомом полёте!
Поймете?
И город был полон улыбками, смехом, распевами.
О, как это трудно быть первыми, самыми первыми.

Да, мы камни в фундаментах ваших плотин,
Но у этих спокойных молчащих камней
Было столько наполненных радостью дней,
Было столько любви, было столько мечты!
Мы с планетой своей говорили на ты.
Каждый день приносил вороха новостей.
Целовали мы тёплых сопящих детей
И уходили из дома туда, где бои,
Веря в сердце своё, веря в руки свои.

Сомневались мы - да.Тосковали мы - да.
А ещё называли свои города
Именами любимых, и жизнь торопя,
Открывали себя, утверждали себя.
Выходили со смертью один на один .
Мы - основа, фундаменты ваших плотин.

Вот уже, разгибаясь под ношей,
Вырывается мир из тьмы.
Начинаются горы с подножий,
Начинается с Ленина мы.
Мы немало столетий ждали
И вобрали в себя потому
Силу всех прошедших восстаний,
Думы всех Парижских коммун.
Неуступчивы, вечно заняты,
Мы идём почти без дорог,
На истории нет указателей:
"Осторожно, крутой поворот".
Повороты встречались разные:
Обжигающие, как озноб.
Даже самых сильных пошатывало,
Слабых вовсе валило с ног.
Жгли сомнения, шли опасности,
С четырёх надвигаясь сторон.
Но была на планете партия,
Та, которую создал Он.

Вы, живущие в трехтысячном,
Хоть на миг себе представить должны,
Как в двадцатом веке грозное, притихшее
Человечество глядит в лицо войны.
Переполнена немирными заботами
До сих пор предгрозовая тишина.
А ещё вы ощутите и запомните -
На два лагеря земля разделена.
До предела напряженные нервы,
Под прицелами ракет любая пядь.
Но прислушайтесь к голосу разгневанному -
Жаждой жизни земля напоена.
Мне письмо моё писать бы было некому,
Если б в мире победила война.
Человечество не хочет лезть в бункеры ,
Человечество не хочет пасть в бою.
И когда вы на земле жить будете,
Берегите, люди, землю свою!

Завидуйте нам, завидуйте!
До самых седых волос
Вы никогда не увидите,
Того, что нам довелось.
Завидуйте яростным, полуголодным
И счастливейшим временам.
Завидуйте нашим орущим глоткам,
В которых - Интернационал!
Мы жили, ветер свистел в лицо.
Земля крутилась в восторге.
Мы жили, мы сделали первый шаг.
Завидуйте нам потомки!


*Прошу прощения у наследников поэта, если допущены какие-то неточности - столько лет прошло.

@темы: история моей страны, Р.Рождественский

URL
Комментарии
2014-03-25 в 09:31 

Рина Дзене
Как утомляет симулировать нормальность... (с)
Алексей Решетов
ХОЗЯЙКА МАКОВ


1

Лицо в морщинах
и темней,
чем глина,
Лишь седина,
как первый снег,
светла.
Наверно, это ожила былина
И на Урал рябиновый пришла.
Искровянив о злые камни ноги,
Она брела под солнцем и во мгле,
И падал снег на волосы в дороге
И не растаял в избяном тепле.
И не слова былина выпускала
Из рукава льняного полотна,
А плакала о ком-то и вздыхала,
Вздыхала,
одинешенька-одна.

2

Девчушка в ярко-розовой косынке
Тогда стояла на моем пути.
Я мог бы из летучей паутинки
Скакалку ей хорошую сплести,
Я мог отдать ей скопленные марки
И крышки папиросных коробков
И для неё, преодолев помарки,
Переписать "Варяг" и "Сулико".
Да что "Варяг"!
Я мог в то время смело
С одним портфелем
выстоять в борьбе,
Пусть только скажет раз еще
"Отелло!"
Мне этот рыжик из седьмого "бе"!
Я помню:
Часто лампочка мигала,
Ночная птица плакала в лесу.
Я в первый раз отрекся от шпаргалок
И написал про "девичью красу".
Я написал о "радостной дороге",
О "бедном сердце, вспыхнувшем огнем",
И кончил тем, что с Ленкой "мы пороги
Любые дважды два перешагнем".
А дальше очень просто получилось:
Она стихи неспелые прочла
И на меня всю алгебру косилась,
А в перемену мимо проплыла.
Но вдруг вернулась, за тетрадкой вроде,
Кивнула мне, улыбочкой дразня:
У Кузьмичихи маки в огороде -
Сорви! -
И убежала от меня.

3

У Кузьмичихи маки в огороде,
Как Ленкина косынка - лепестки,
Оса над ними свой движок заводит,
И ветерки летят вперегонки.
У Кузьмичихи в огороде маки.
По листьям капли катятся, дрожа…
Да вот покажет, где зимуют раки,
Старуха, коль не сможешь убежать!
Забор зубаст. Одервенели ноги,
Но и назад отрезаны пути.
Ведь я писал про трудные пороги -
Я должен Ленке маки принести!

4

Давным-давно баклуши било детство,
Махру курило ярую тайком,-
Но разве есть на белом свете средство,
Чтобы забыть о времени таком?!
Я вижу вновь лицо темней, чем глина,
И седину, что, словно снег, светла.
Нет, это не ожившая былина
К нам на Урал рябиновый пришла.
Нет, это, горе горькое оплакав,
Старуха в тесной горенке жила
И огоньки негаснущие маков
На память о сынах своих зажгла.
…Трех сыновей она на фронт послала,
Три ворона накаркали беду.
Тогда три грядки старая вскопала
У стихнувших соседей на виду.
Три грядки серых под весенним небом,
И грядки те напоминали ей
То три кусочка аржаного хлеба,
То три могилки русых сыновей.
…И вот варнак в кепчонке, в грязной майке,
Воспитанный околицей смельчак,
Как вороненок, падает на маки
И вырывает с корнем первый мак!
И над старухой небо почернело,
И губы побелели у неё.
Она сказать, наверное, хотела:
Не трогай! Это кровное моё!
Но не сумела вымолвить словечка,
Лишь заскрипело жалобно крылечко…

………………….

Все как в тумане - стены, стол и кружка,
На скатерти примятые цветы,
И наклонившись надо мной, старушка
Чуть слышно шепчет:
- Боря, милый… ты?!
Мне страшно, а она смеётся тихо:
Я знала…Вот квашонку завела…
Болтают люди, дескать, Кузьмичиха
Без сыновей совсем с ума сошла…
И вдруг она качнулась, резко встала
И выкрикнула хрипло: - Это ложь!
Устала, парень, ох, как я устала!
А ты похож…на младшего… похож…
Три сына было - каждый слава богу!
Три солнышка - не засветится им.
Бери - чего уж! Мертвым не помогут.
Бери цветы, они нужней живым…

5

…Они живым нужней…
Холодный ветер
Хлестал наотмашь по лицу меня,
Когда я нёс цветы святые эти,
Цветы из негасимого огня…

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ОТРАДА

главная